Лео Меламед — человек удивительной судьбы

Лео Меламед — яркая фигура в финансовой индустрии США. Он напрямую связан с историей Чикагской товарной биржи и внедрением инновационных финансовых инструментов и информационных технологий электронной торговли.

Белосток

Лео Меламед (Лев Меламедович) родился в Белостоке в 1932 году в еврейской семье учителя математики Исаака Меламедовича. Тогда это была территория «панской» Польши — западной Беларуси. Все его окружение говорило на идише, так что с детства он знал два языка — идиш и польский.

В сентябре 1939 года Германия напала на Польшу. При приближении фашистов к Белостоку семья Меламедов сбежала в Литву. Белосток потом попал в зону СССР.

Литва

В 1940 году Литва тоже попала в сферу влияния СССР. Исаак Меламед был членом еврейской организации Бунд. Из-за чего им стало интересоваться НКВД. Для семьи Лео оставался только один способ избежать навсегда каких бы то ни было репрессий, арестов и погромов: эмигрировать в США. Так как из-за Второй Мировой войны путь в США через Европу был закрыт, оставался только один путь — через Владивосток попасть в Японию, а оттуда на корабле через Тихий океан в США. Чтобы попасть в Японию через территорию СССР нужна была японская транзитная виза, которую надо было получить в японском консульстве в Литве.

Вице-консулом Японии в литовском Каунасе был в то время японский дипломат Сугихара Тиунэ. За время своей работы в Литве он помог более чем 6000 польским и литовским евреям, бежавшим от преследования нацистов, покинуть страну, выдавая без приказа из Токио транзитные японские визы.

Получив указания японского МИД выдавать визы только тем, кто соответствовал формальным критериям и располагал необходимой суммой денег, Сугихара пренебрёг этими указаниями и выдал гораздо большее количество виз. Даже сидя в купе поезда на Берлин, все последние минуты он выписывал визы. А когда поезд тронулся, дипломат протянул консульский штамп через окно оставшимся беженцам — и они продолжили процедуру без него, подделывая подпись. На японской границе «сработали» не менее 400 виз с поддельными подписями. Семья Лео Меламеда как раз была из числа тех, кто получил визы из рук Сугихары из уходящего поезда.

СССР

В декабре 1940 года семья Меламедов приехала на поезде из Каунаса в Москву. Где остановилась на три дня для пересадки на поезд до Владивостока. Затем три недели на поезде через всю Сибирь (Омск, Новосибирск, Иркутск) до Владивостока. Во время пути отец учил восьмилетнего сына математике (отец был школьным учителем математики) и игре в шахматы.

По прибытии во Владивосток семья Меламедов вместе с другими еврейскими беженцами тут же сели на корабль, который через три дня прибыл в Японию в порт Цуруга. Приемом беженцев занимался местный Еврейский комитет Jewish Refugee Committee, который отвечал также за получением ими американской визы и отправкой их в США.

Япония

Прибыв в Японию, его семья поселилась в Кобе, где за полгода жизни в ожидании своей очереди в токийском посольстве для получения визы Лео успел изучить базу японского языка. В один из весенних дней 1941 года вся семья спешным порядком погрузилась с пожитками в поезд, шедший из Кобе в Токио и целую ночь добирались до Токио едва успев к назначенному времени приема в американском посольстве. Получив визу, они сразу же поехали в Йокогаму на корабль Heian Maru, отплывавший в США и через 10 дней 16 апреля 1941 года прибыли в город Сиэтл.

США

Семья Меламедов поселилась в Нью-Йорке, где уже жили их дальние родственники. А затем переехали в Чикаго, где у отца Лео нашлась работа в качестве учителя в еврейской школе.

В Чикаго Лео закончил школу и поступив в университет выучился на юриста. В поисках работы он откликнулся на объявление вакансии «раннера» (runner) от фирмы Merryll Lynch, Peirce, Fenner & Bean, думая по названию фирмы, что это какая-то юридическая фирма, которой требуется курьер (runner), который бегает между офисом и зданием суда со срочными поручениями и документами. Оказалось, что он попал в брокерскую контору, которая торговала фьючерсами на Чикагской товарной бирже CME, а runner — это работник торгового зала, который бегает от стола брокера к трейдерам в торговой яме и обратно с торговыми приказами.

Биржа CME

Благодаря своей юридической подготовке и опыту работы с фьючерсами Лео стал членом правления биржи в 1967 году, а в 1969 году — ее председателем. Под председательством Лео Меламеда биржа CME в острой конкуренции с соседней чикагской биржей CBOT стала новатором в торговле деривативами: на ней впервые стали торговаться фьючерсы на финансовые инструменты (financial futures), фьючерсы на валюту, фьючерсы на финансовые облигации США (US Treasury bills), фьючерсы на евродоллары (Eurodollars futures) (1981 год) и, наконец, фьючерсы на индексы (stock index futures) (1982 год).

В 1989 году являлся главным инициатором разработки и внедрения на CME электронной торговой системы GLOBEX, которая стала первой в мире биржевой электронной торговой системой для торговли деривативами. При внедрении системы пришлось преодолеть не только технические трудности, но сопротивление трейдеров, работавших на бирже. Несмотря на то, что электронные торги значительно облегчали работу трейдеров, помогали им избегать ошибок и упрощали их работу, трейдеры воспринимали эту инновацию очень прохладно, а некоторые — даже в штыки. Дело в том, что электронная торговая система уравнивала всех трейдеров в правах, в то время как при торгах лицом к лицу в яме всегда можно было намеренно проигнорировать кого-то, «не увидеть» чей-то сигнал рукой, понять его неправильно в свою пользу, «затолкать» в толпе новичка или конкурента.

Так как биржа по своей структуре являлась клубом, членами которого являлись сами трейдеры, все изменения в работе биржи должны были пройти голосование членов биржи. Понадобилось 2 года уговоров, переговоров и политических маневров, прежде чем решение о внедрении Globex было одобрено и то с ограничениями — торговать на Globex можно было только после окончания торгов в «яме» — так называемые after-hours trading или post-market trading. Продвижению Globex помогла глобальная конкуренция электронных бирж из Европы, планы конкурирующей биржи CBOT внедрить такую же систему.

Back in the USSR

В 1989 году Лео Меламед в составе делегации американских экономистов и бизнесменов посетил СССР, где у него была встреча с Горбачевым и советскими экономистами. Горбачев даже попросил у Лео Меламеда помощи в открытии первой фьючерсной биржи в СССР. В ноябре 1990 года Лео Меламед снова прибыл в СССР с работниками бирж CME и CBOT. Никаких результатов визит не принес. СССР развалился буквально через год. Но для Лео Меламеда это был первый визит в Москву спустя 50 лет после бегства от фашистов.

Еще один визит Лео совершил в октябре 2010 года уже по приглашению президента Владимира Путина. С Путиным ему встретиться не пришлось (Путин улетел тогда в Германию обсуждать с Ангелой Меркель кризис с Греческим государственным долгом), а вместо этого встречался с Виктором Зубковым.

Сейчас Лео Меламеду 89 лет. У него есть собственный веб-сайт, который, правда, сейчас что-то редко обновляется.

Автор книг

Escape to the Futures (где рассказывает о своем детстве, юности и работе на бирже CME до 1995 года)

For Crying Out Loud, описывающий период его жизни от 1995 по 2009 год.

Недавно — в апреле 2021 года — его мемуары вышли в обновленном варианте под названием Man of the Futures: The Story of Leo Melamed and the Birth of Modern Finance.

Он даже написал и опубликовал в 1984 году фантастический роман The Tenth Planet, который сейчас можно купить на Амазоне.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s